Крым > Новости > Цена ошибки огромна: ученый РАН о рисках опреснения воды в Крыму

Цена ошибки огромна: ученый РАН о рисках опреснения воды в Крыму

Цена ошибки огромна: ученый РАН о рисках опреснения воды в Крыму

Несмотря на систематические заявления региональных властей о том, что решение по строительству опреснителей в Крыму принято окончательно, федеральные чиновники не спешат открыто его поддерживать. Местные же жители, особенно ялтинцы, и вовсе выступают против, опасаясь, что проект от безводья не спасет, зато навредит как здоровью людей, так и окружающей среде.

Цена ошибки огромна: ученый РАН о рисках опреснения воды в Крыму

Почему предпочтение отдается дорогой, экспериментальной, небыстрой в воплощении технологии? Частично пролить свет на специфику вопроса РИА Новости Крым помог российский ученый, член-корреспондент РАН, научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян.

“После этого было только бессистемное бурение”

– Насколько, на ваш взгляд, для Крыма актуально строительство опреснителей? Вроде официальное решение уже есть, но мнения до сих пор расходятся, как у ученых, так и у чиновников.

– С моей точки зрения, на этот вопрос толком ответить сейчас никто не может. Потому что серьезных исследований, которые позволили бы подсчитать собственный водный баланс в Крыму, никто не проводил. Последние серьезные гидрогеологические исследования относятся к 70-м годам – после этого было только бессистемное бурение.

Нет целостной картины не только подземных, но и поверхностных вод, нет внятных представлений об их взаимосвязи на полуострове.

Если бы мы говорили, например, о бассейне Северной Двины или Печоры, там это делать необязательно: воды полно. А Крым – самый малообеспеченный водой регион в РФ. И исследования, о которых я говорю, абсолютно необходимы, чтобы принимать какие бы то ни было решения, особенно капиталоемкие и на длительную перспективу. А поскольку нет никаких научных оценок и системного описания водных ресурсов Крыма, то и точного ответа на вопрос, где и что строить и надо ли вообще строить, тоже никто не даст.

Аксенов вновь заявил о безальтернативности опреснения воды в Крыму >>

– Крымские власти заявили о том, что уже готовится технико-экономическое обоснование строительства опреснительной станции для ЮБК.

– С нашей точки зрения – но это сугубо предварительное мнение, так сказать, “навскидку” – на Южном берегу Крыма никакой надобности в опреснительных установках нет. Южный берег Крыма в целом водой обеспечен. Безусловно, ее нужно рационально расходовать, экономить, переходить на современные технологии водоподготовки и водоочистки. И если все это сделать так, как полагается делать в третьем десятилетии XXI века, то на ЮБК своей воды хватит.

Если же в принципе в ходе подсчета водохозяйственного баланса выяснится, что опреснение Крыму необходимо, то опреснительные установки точно не стоит ставить на южном берегу.

– А где?

– Хотя бы на Азовском море: оно имеет вдвое меньшую минерализацию, чем Черное море, поэтому азовскую воду можно опреснять гораздо дешевле и с гораздо меньшими затратами энергии. А расстояния относительно небольшие, доставить эту воду можно куда угодно. Но вопрос с опреснением, повторю, очень непростой: есть масса факторов, которые необходимо принять во внимание.

Цена ошибки огромна: ученый РАН о рисках опреснения воды в Крыму

Отдыхающие на Генеральских пляжах в окрестностях поселка Курортное на Азовском море “За такие деньги ничего в Крыму делать не надо”

– Например?

– То, что относительно дешевая в опреснении вода – примерно 0,5-0,6 доллара (37-45 рублей по текущему курсу – ред.) за кубометр – непосредственно для питья непригодна. Для питьевых нужд ее необходимо разбавлять природной питьевой водой в пропорции один к двум. Именно так ее используют, например, в Каталонии, где стоят два крупнейших опреснительных завода с минимальной себестоимостью опреснения.

Можно найти в мире примеры и дорогих систем очистки, где используется не только обратный осмос, но и после него применяются еще несколько ступеней водоподготовки. Но это уже не 50-60 центов, а 3-4, а то и 6 долларов за кубометр (220-440 рублей – ред.). Эти затраты абсолютно не соответствуют ни возможностям, ни потребностям Крыма. За такие деньги ничего в Крыму делать не надо – это можно сказать и без научных исследований.

– В Крыму сейчас жители боятся не только дороговизны опресненной воды, но и того, что она может быть вредна для здоровья. Насколько безопасно пить опресненную воду, пусть даже разбавленную?

– То, что употребление дешевой опресненной воды как питьевой подрывает здоровье, мы знаем по опыту эксплуатации подводных лодок: подводники, которые отправлялись в длительные путешествия, потом лечатся годами, и это хорошо известный факт.

– То есть, по крайней мере, опыт использования опреснителей в России есть.

– Он ограничивается подводными лодками. Строительством опреснительных заводов мы никогда не занимались. Есть организации, которые заявляют о том, что они разработали какие-то новые очень хорошие технологии опреснения, не обязательно по технологии обратного осмоса. Но никакой серьезной технической и экологической экспертизы эти проекты никогда не проходили. А изучение нужно комплексное и очень серьезное.

Нужны комплексные системные решения

– Есть какие-то другие технологии опреснения, кроме обратного осмоса?

– Есть технологии выпаривания с конденсацией, есть технологии вымораживания. Но затраты существенно зависят от того, как организован технологический процесс. И я думаю, что большинство предложений, которых в принципе не так уж и много, касается скорее использования каких-то химических средств, которые облегчают дело. То есть, рассматриваются многостадийные процессы, в которых каждый этап сам по себе проблему не решает, но в комплексе они могут сделать процесс дешевле.

– Сотрудники Института водных проблем РАН, как я понимаю, не привлекались ни к оценке проектов опреснения в Крыму, ни к консультациям?

– Если кто-то думает, что Институт водных проблем занимался подготовкой решений относительно строительства опреснительных установок в Крыму, это полная чепуха. Да, мы несколько раз направляли свои предложения в министерства и ведомства. Было даже поручение вице-премьера Дмитрия Козака рассмотреть наши предложения, когда он еще был куратором Крыма. Но произошли перестановки в правительстве, затем случилась пандемия, и никто ничего толком не рассматривал. 

Вода – танкерами

– Какие предложения вносились вашей организацией?

– Мы с 2014 года настаиваем на том, что для принятия решений по развитию водных ресурсов Крыма необходимо провести комплексные системные исследования. Мы высылали свои предложения, подавали аналитические и прочие записки. После того, как нам сказали, что перспектив у такого проекта “как-то не видно”, было принято решение об организации филиала Института водных проблем РАН в Симферополе. Мы дали обоснование такого решения, все эти документы давным-давно крутятся в министерских кругах. Вроде бы решение принято, но ни одной официальной бумаги мы не видели.

Что касается конкретных предложений, нами были рассмотрены сугубо аварийные случаи. Например, можно ли возить воду танкерами в Крым. Мы считаем, что в катастрофических случаях можно. Это легко обосновать: на подготовку нефтеналивного танкера для перевозки питьевой воды нужны всего лишь сутки. Возить воду можно из Волжского бассейна через канал Волго-Дон в Азовское море, принимать в Керчи. Дальше уже вопрос транспортировки. Ресурс есть: почти треть танкеров в Волжском бассейне не используется просто потому, что нужды нет. Они стоят в портах – пожалуйста, готовь, наливай воду и вези. Но это дорого и приемлемо только для экстренных ситуаций.

– К слову об экстренности: если бы было дано добро на комплексные исследования водохозяйственного комплекса Крыма, о каких объемах работ, сроках и затратах идет речь?

– Необходимо полное магнитное геофизическое сканирование территории Крыма на глубину 300 метров. Это сейчас делается с помощью аппаратуры, которая подвешивается к вертолету, он летит по прямой в одном направлении до конца территории полуострова, потом делает шаг скана и летит в обратном направлении по параллельной прямой и так далее. Для этого нужно три, максимум, четыре месяца. И я думаю, что вместе с обработкой информации эти работы обойдутся примерно в 250 миллионов рублей.

После этого вы будете иметь полную внятную картину гидрогеологии Крыма на глубину 300 метров. Глубже и не надо. И есть организации, которые прекрасно умеют делать эту работу. И мы об этом говорим с 2014 года – толку нет. Хотя потрачены уже десятки миллиардов.

Цена ошибки огромна: ученый РАН о рисках опреснения воды в Крыму

Жажда Зеленогорского: как выживает село без единого источника воды >> Потом 500 лет можно восстанавливать

– Возвращаясь к потенциальному появлению опреснительной станции в Ялте. Каковы экологические риски? Глава республики на одном из совещаний откровенно признался, что о последствиях реализации этого проекта для экологии пока никто не имеет представления. Или оно все-таки есть, хотя бы в научной среде?

– Любой человек понимает, что после опреснения нужно куда-то девать соль, извлеченную из морской воды. На суше ее, как правило, хранить нельзя. Это приводит к порче подземных вод. Хранение же соли таким образом, чтобы гарантировать отсутствие связей с подземными водами, во-первых, очень дорого, во-вторых недолговечно: изоляция может проработать успешно лет 20, а потом начинаются риски. Поэтому предпочтительнее эти отходы топить.

– В море?

– Да, в принципе, на Черном море можно было бы топить. Но этого ни в коем случае нельзя делать в прибрежных водах, потому что это приведет к деградации прибрежной морской биоты. Можно только там, где отходы погрузятся ниже границы сероводородного слоя. Это либо глубоководные выпуски, либо вывоз специальным образом упакованных отходов в  открытое море. В любом случае, рассматривать одну лишь станцию вне контекста невозможно. И в планировании и проектировании таких объектов ни в коем случае нельзя торопиться. А этим никто не занимался – и я не очень-то вижу людей, которые могли бы.

К сожалению, приходится констатировать, что в планировании и проектировании в гидростроительстве у нас катастрофическое падение квалификации. Старики “вымирают” – у меня в институте только за 2,5 месяца этого года умерло два доктора и один кандидат наук – а молодежь почти никто толком не готовит. Хотя потребность в кадрах растет с каждым годом. Без специалистов наделать дел легко, а исправлять потом столетиями придется. Истории известны примеры, когда на восстановление разрушенных экосистем уходило и по 400, и по 500 лет.

Цена ошибки огромна: ученый РАН о рисках опреснения воды в Крыму

Мертвый объем: что происходит с крымскими водохранилищами – гидролог >>

Источник: crimea.ria.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*