Крым > Культура > Эрнест Мацкявичюс: «Дорога на Ялту» больше, чем фестиваль, это международное движение»

Эрнест Мацкявичюс: «Дорога на Ялту» больше, чем фестиваль, это международное движение»

Эрнест Мацкявичюс: «Дорога на Ялту» больше, чем фестиваль, это международное движение»

Фестиваль «Дорога на Ялту» всего за два года стал культурным феноменом мирового уровня. Песни Великой Отечественной войны, звучащие на английском, французском, итальянском, латышском, польском и других языках, с первых нот проникают в сердца слушателей и объединяют жителей разных стран вернее любых договоров, соглашений и встреч на высоком уровне. В чём секрет такого успеха и чем удивит «Дорога на Ялту» в 2021 году, «Крымский журнал» поинтересовался у художественного руководителя фестиваля, известного журналиста и телеведущего Эрнеста Мацкявичюса.

Эрнест Мацкявичюс: «Дорога на Ялту» больше, чем фестиваль, это международное движение»

– Эрнест Гедревич, когда вы только задумывали фестиваль, не возникало опасений, что россияне не примут иностранное звучание знакомых с детства песен?

– Вообще, изначально мы не планировали исполнять военные песни. Просто появилась идея фестиваля, на котором иностранцы будут петь популярные народные песни, композиции из кинофильмов – всё то, что мы привыкли называть «старые песни о главном». Даже делали переводы некоторых песен на своих капустниках, и это выглядело очень симпатично  и перспективно. Но когда я услышал, как поёт нашу «Тёмную ночь» поляк Петр Косевский, которого, кстати, польские власти выгнали из музея Второй мировой войны в Гданьске за это исполнение, понял: именно наши военные песни должны быть переведены на иностранные языки и звучать во всех странах мира. Только, разумеется, крайне важно соблюдать музыкальный канон. Есть композиции, которые можно аранжировать в стиле джаза, блюза, рока… Военные песни такого отношения не терпят. Потому что они больше, чем просто песни, это наши культурные коды, и обращаться с ними нужно очень бережно.

– Удаётся молодым людям из других стран, не воспитанным, как мы, на рассказах ветеранов, соблюсти канон и передать те самые эмоции?

– Знаете, мы заметили, когда иностранцы исполняют любую нашу военную песню на своём языке, на глаза моментально наворачиваются слёзы. Я ловил себя на этом, когда слушал «Тёмную ночь» на польском, когда израильский музыкант Майкл Киркилан прислал на наш фестиваль «Журавлей» на иврите. Или польская версия «Он не вернулся из боя» Высоцкого в исполнении Евгения Малиновского… Пробирает до мурашек. Я пытался понять природу этого явления и пришёл к выводу, что всё дело в двух чувствах, возникающих у каждого, кто вырос в России. Это чувство гордости за то, что такие великие песни были созданы именно  в нашей стране, и чувство благодарности людям, живущим на других концах земли, за то, что разделяют наши музыкальные, культурные и даже исторические ценности.

– Встречались вам среди заявок конкурсантов неприемлемые вариации наших военных песен? Отвечали кому-то отказом?

– Мы делаем всё, чтобы исполнитель смог спеть выбранную им песню правильно. У кого-то получается с первого раза, например, наши канадские конкурсанты Нэнси Адежор и Фредерик Афандиев с первого раза записали песню  «За того парня» на стихи Роберта Рождественского и музыку Марка Франклина. За неё, кстати, председатель нашего жюри Лев Лещенко в 1972 году получил главный приз фестиваля в польском Сопоте. Ребята сами её перевели , да ещё и сами сняли клип, по сути, получился маленький фильм. Я его уже раз 25 пересматривал, и каждый раз слёзы наворачиваются. Очень круто и невероятно трогательно. Порой приходится давать рекомендации. Например, португальский конкурсант Тиаго Барбоза выбрал песню Высоцкого «На братских могилах не ставят крестов» и исполнил её в своей манере. Я понял, что для нашего уха в новой манере и на португальском языке эта песня звучит красиво, но совершенно неузнаваемо. И попросил Тиаго быть максимально близким к оригиналу, к уникальной манере исполнения Владимира Семёновича. Мне показалось очень важным продемонстрировать, что в Португалии тоже любят и уважают нашего знаменитого барда. А вот латвийскому музыканту Янису Лемежису, напротив, посоветовал добавить больше своего характера, своего настроения и души в песню «Баллада о солдате». В первой версии он спел максимально близко к оригиналу, и вариант в переводе мне показался немного жестким. Янис справился блестяще, он невероятно талантливый музыкант, скоро вы всё услышите сами.

– Остались в запасе фронтовые песни, который пока не вошли в репертуар участников? Что бы вам хотелось услышать со сцены фестиваля?

– В этом году мы обновили репертуар. Я очень люблю Булата Окуджаву, и сейчас у нас появилась одна из самых пронзительных песен о войне «До свиданья, мальчики», её будет исполнять израильская конкурсантка Линор Гауман. А полька Беата Бушлер споёт «Песенку о Лёньке Королёве» Окуджавы. Очень сильный и необычный номер с песней «Эх, дорожка фронтовая» получился у шведских музыкантов. Они позволили себе небольшое отступление от канона, но в такой весёлой задорной композиции это допустимо. А песню «Вот кто-то с горочки спустился» исполнит индийская певица Аашира на хинди. Кстати, в первоначальной версии мне как зрителю, выросшему в том числе на болливудском кинематографе, не хватило национального колорита, и мы сделали новый вариант – мне кажется, получился очень необычный и задорный номер. Что касается песен, которые ещё остаются в запасе… Давайте сохраним интригу и продемонстрируем их в следующем году.

– Каким видите фестиваль «Дорога на Ялту» к его первому пятилетнему юбилею? В каком направлении нужно развиваться?

– Мне кажется, «Дорога на Ялту» – это больше, чем просто фестиваль. Наша идея нашла мощный отклик и в России, причём у людей разных поколений, национальностей, социального статуса, и она находит отклик за границей. Участников фестиваля всё больше, а победители становятся нашими культурными амбассадорами, представляют проект и идеи фестиваля за рубежом. Я вижу «Дорогу на Ялту» как международное движение. Надеюсь, когда снимут ковидные ограничения, нам удастся проводить полуфиналы или даже четвертьфиналы на востоке и западе нашей страны. Например, вполне допускаю, что будет «Дорога на Ялту – Восток» в Хабаровске или Владивостоке и «Дорога на Ялту – Запад» — скажем,  в Калининграде. Это, наверное, происходило бы уже в этом году, но нас очень сдерживают пандемические ограничения. Пока же приглашаю всех в Ялту на финал 1 мая, мы будем рады вас видеть!

 

Источник: kianews24.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*