Крым > Политика > Референдум 1991 года был историческим прологом к референдуму 16 марта 2014 года, – Форманчук

Референдум 1991 года был историческим прологом к референдуму 16 марта 2014 года, – Форманчук

Почти 30 лет назад, 20 января 1991 года состоялся референдум о государственном и правовом статусе Крыма, где большинство жителей полуострова поддержали воссоздание автономного статуса региона в качестве республики — субъекта СССР и участника Союзного договора. Непосредственный участник тех событий, политолог Александр Форманчук рассказал корреспонденту «Крымского информационного агентства» о том, в каких условиях принималось решение о проведении референдума 1991 года и как эту идею встретили рядовые крымчане.

Референдум 1991 года был историческим прологом к референдуму 16 марта 2014 года, – Форманчук

Решение крымчан стало началом пути возвращения полуострова в состав России, который завершился воссоединением Республики Крым и города Севастополя с Россией на правах субъектов Российской Федерации в марте 2014 года.

– Да, я действительно был тогда в гуще событий и занимался вплотную этими проблемами. Горд тем, что могу назвать себя одним из творцов референдума, поскольку я тогда работал в обкоме партии, заместителем заведующего, а потом и заведующим идеологическим отделом обкома. Поэтому для меня это была прямая обязанность. Я занимался этим не только как партийный работник, но и как аналитик и политик, – вспоминает Александр Форманчук.

По его словам, в первую очередь, идея этого референдума о воссоздании Крымской ССР была вызвана растущей тревогой крымчан по поводу тех процессов дезинтеграции, которые нарастали в советском обществе под влиянием горбачёвской перестройки.

– Первоначальный подъём народа сменился разочарованием – перестройка принесла больше слов, чем дел. Она не совсем была продумана, спрогнозирована. Это привело к ослаблению политики союзного центра, что вызвало дезинеграционные процессы в союзных республиках, – заявил политолог.

В это же время в стране начали возникать межнациональные конфликты.

– Раньше люди не чувствовали себя врагами в собственном государстве. А здесь, вдруг, появились такие проблемы: Сумгаит, Нагорный Карабах, Фергана. Последние события заставили крымских татар активнее добиваться возможности вернуться в Крым. А на Украине тогда же Народный Рух активизировался, украинский национализм всё смелее стал подымать голову. И тогда у людей пошли такие тревоги по поводу того, что если, вдруг, Советский Союз начнёт распадаться, то Крым, как Крымская область, останется в составе Украинской ССР именно как бесправная область, – объяснил Александр Форманчук.

Эксперт отметил, что в Крыму серьёзно опасались, что рядовая область не сможет себя достойно защитить.

– Проанализировав, мы в обкоме партии пришли к выводу, что вполне реально поставить вопрос о воссоздании Крымской АССР. Руководство СССР к такой идее отнеслось достаточно спокойно. Николай Багров, который был тогда председателем облисполкома, этот вопрос достаточно легко согласовал с Председателем Верховного Совета СССР Анатолием Лукъяновым. Лукъянов потом вопрос этот согласовал с Горбачёвым, он был не против. Там это расценили как процесс демократизации. А в Киеве, конечно, были встревожены. Во-первых, Рух сразу же категорически сказал, что никакой автономии не может быть. А тогдашний Председатель Верховного совета УССР Леонид Кравчук понимая, что Рух набирает обороты, приезжал к нам «договариваться», чтобы мы не делали таких резких шагов. Но потом когда понял, что крымчане настроены серьёзно, стал говорить: «Не надо референдума, мы вам и так дадим автономию». Но мы понимали, что это ничего бы не гарантировало. Поэтому мы решили, что референдум это единственный инструмент для воссоздания автономии, – говорит политолог.

Уже к 1990 году в обкоме партии уже разрабатывали сценарии проведения референдума. А процедура референдума была принята уже в ноябре 1990 года на сессии крымского областного Совета народных депутатов.

– Тогда уже все развернулись в плане агитации и мобилизации крымчан, – вспоминает Александр Форманчук. – Со стороны Украины были попытки повлиять на итоги референдума. Были информационные вбросы, тут ведь тоже было, пусть и небольшое, отделение общества «Просвита», был ещё ряд активистов. Но они повлиять на итоги не могли, их было немного.

Тем не менее, не все крымчане восприняли идею о референдуме с радостью.

– Многие, в том числе часть неформальных демократических организаций, рассматривали референдум как уловку партократии. Мол, партия ослабевает и они теперь решили из кресел партийных пересесть в министерские кресла. Поэтому, среди людей было достаточно настороженное настроение, что это, как-бы уловка. И мы стали проводить встречи с населением. И я помню сам эти встречи, я их провёл 49, в больших аудиториях, залах и по 500, и по 700 человек. Вечером приходило большое количество людей в дома культуры, которые тогда ещё работали и отапливались, жаркие дискуссии у нас начинались. И в результате постепенно люди успокаивались и понимали, что референдум нужен не партократам, а нужен Крыму, его населению, – рассказывает Александр Форманчук.

И уже 20 января люди массово пошли на голосование.

– Когда в 7 утра были открыты участки для голосования уже там были очереди. К 11 часам утра более чем половина крымчан уже точно примут участие в референдуме. А к обеду было понятно, что эта цифра будет гораздо выше, – говорит Александр Форманчук. – То, что более 93% крымчан поддержали идею воссоздания автономного статуса региона в качестве республики — субъекта СССР и участника Союзного договора заслуга большого количества людей на местах. Большую роль сыграл Григорий Капшук, который тогда был заместителем председателя облсовета, депутат облсовета Борис Дейч. Комсомол активно работал, профсоюзы. Это был коллективный труд и заслуга всех крымчан.

Но не все надежды крымчан, связанные с этим референдумом, оправдались.

– Мы, конечно, рассчитывали, что Крым будет иметь более высокий уровень защищённости. И все 23 года, которые мы были в составе Украины, наш особый статус давал нам возможность принимать решения, защищающие русский язык, своё образование, проводить независимую национальную политику. Но в Киеве часто были этим раздражены. Не всё давалось нам так, как хотелось, но у нас был свой инструмент в лице Верховного Совета, который позволял вести открытую борьбу за свои права, – считает эксперт.

По его словам, много для этого сделали разные организации, как, например, Русская община Крыма во главе с Сергеем Цековым, и многие другие.

– И их нельзя было запретить именно благодаря тому, что мы имели высокий уровень самостоятельности, по сравнению с рядовыми украинскими областями. И нам в этом отношении многие завидовали, – подчёркивает Александр Форманчук. – Референдум 1991 года был историческим прологом к референдуму 16 марта 2014 года. Эти две вещи диалектически очень связаны между собой. Любой грамотный человек должен понимать, что возвращение Крыма в Россию в том числе стало возможным, благодаря результатам референдума 1991 года. Таким образом мы сохранили своё право претендовать на свой путь, на своё место. А этом место, в конечном счёте, мы всегда видели в составе России.

Источник: kianews24.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*