Крым > Статьи > Слышать, чтобы жить

Слышать, чтобы жить

Потеря слуха – проблема не столько медицинская, сколько социальная, ведь это потеря возможности жить в мире людей, невозможность общаться и развиваться. Как адаптировать людей с проблемами слуха в обществе? Этот вопрос мы задали сооснователю сети медицинских центров “МастерСлух”, учредителю фонда “Слышать жизнь” Дмитрию Бочкареву.

 Слышать, чтобы жить

Так выглядит наружная часть системы кохлеарной имплантации – речевой процессор, который требуется менять каждые 5 лет. Фото: Владислав Самойлик

В Ростовской области реализован проект, помогающий людям с тяжелыми нарушениями слуха обрести радость восприятия звучащего мира, понимания и общения. Речь идет о создании сети клиник, где помогают реабилитировать пациентов со слуховыми имплантами. На языке аудиологии процедура носит название “замена речевого процессора кохлеарного импланта”.

Саму операцию по установке кохлеарного импланта проводят в федеральных центрах, таких как ЛорНИИ в Санкт-Петербурге или Научный центр здоровья детей в Москве. Кохлеарный имплант – это электрод, заменяющий собой отсутствующие волосковые клетки внутреннего уха. Во время операции отохирурги помещают его во внутреннее ухо человека. Наружная часть системы кохлеарной имплантации – речевой процессор – крепится на голове и за ухом. Благодаря ему люди с врожденной патологией слуха получают техническую возможность слышать. А дети – шанс на полноценное развитие.

Но каждые пять лет речевой процессор нужно менять, подстраивая его с учетом развития пациента. На практике же услугу он зачастую получает гораздо реже, лет через шесть-семь, когда подойдет очередь. Мама с ребенком вновь собирается в столицу, и хотя медицинская помощь оказывается по полису бесплатно, семью неизбежно ждут траты на проезд, питание и проживание. По рассказам таких пациентов, трудно уложиться и в 35 тысяч рублей. Но главное при этом, что при переездах и встрече с новыми специалистами сам маленький пациент испытывает большой стресс.

– Родители детей-инвалидов с нарушением слуха, чтобы получить врачебную помощь, не должны ездить в столицы, максимум в соседний город. Тем более что многие дети с нарушением слуха страдают и другими заболеваниями: кто-то плохо ходит, у кого-то есть другие особенности развития, – считает Дмитрий Бочкарев.

Именно он со своими единомышленниками занялся организацией слухоречевой реабилитационной помощи в регионах. Чтобы все, что нужно для детей с различными нарушениями слуха, которые используют технические средства, такие как слуховые аппараты и кохлеарные импланты, они получали в том месте, где проживают. Пилотной площадкой стала Ростовская область. Первым пациентом, которому услуга была оказана по полису ОМС и без выезда за пределы региона, стал в 2018 году 9-летний Саша из хутора Садки.

 Слышать, чтобы жить

Врач-сурдолог Елена Анохина проводит замену речевого процессора и ювелирно настраивает его. Фото: Владислав Самойлик

В 10 месяцев малыш переболел вирусной инфекцией. Двустороннюю сенсоневральную тугоухость четвертой степени, практически глухоту, мальчику диагностировали в специализированном сурдологическом медцентре “МастерСлух” в Ростове-на-Дону. Здесь же, не теряя времени, направили на кохлеарную имплантацию и помогли собрать необходимые документы. В три года Саше сделали операцию, благодаря которой он получил возможность слышать. Дальше – долгий путь реабилитации, занятия с сурдопедагогом и наблюдение у врача-сурдолога. Но все эти шаги на пути ко вновь обретенному умению слышать Саша с мамой проделали уже дома, в родном регионе, под контролем уже знакомых специалистов из “МастерСлуха”.

Эта совместная работа Саши, его мамы и команды клиники продолжается до сих пор. Ведь для всех пациентов, истории которых похожи на Сашину, реабилитация – это история длиною в жизнь. Сейчас Саша учится в обычной общеобразовательной школе. Он адаптирован, общителен, у него много друзей.

Сегодня в стране ежегодно проводится примерно 900 – 1200 операций по кохлеарной имплантации. Но без реабилитации и длительной работы сурдопедагога шансов на полноценное развитие и жизнь без ограничений всего 10 процентов. Именно в такой пропорции специалисты оценивают соотношение технического и человеческого ресурса в реабилитации слуха и речи.

Имплант потом нужно сопровождать всю жизнь. Замена речевого процессора и ювелирная настройка – это дело техники, при котором огромное значение имеет контакт врача и пациента в специализированном центре, где его знают и любят. Это занятия 3 – 5 раз в неделю, кропотливая ежедневная самостоятельная работа дома и, конечно, искренняя поддержка и соучастие ребенку всех, кто его окружает. Ведь слышать для того, кто лишен этой способности, – это еще и верить в собственные силы.

В этом году Ростовской области выделено 22 квоты. А это значит, что 22 человека получат медицинскую помощь в Ростове, без “командировок” в федеральные центры. В выигрыше все, и прежде всего пациенты. Подобные центры открыты еще в двух регионах России: в Курганской области и Ставропольском крае. Правда, процесс их создания неожиданно пробуксовывал из-за нежелания чиновников вникать в проблему. Помогла активность родителей самих маленьких пациентов. Они написали воззвание к властям, опираясь на законные гарантии конституционных прав граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь. Любой гражданин, где бы он ни жил, должен иметь возможность обеспечить детям с ограниченными возможностями по слуху нормальные условия для развития и реабилитации по месту жительства и по полису ОМС.

Теперь на Ставрополье детям также выделяют квоты на реабилитацию. Их пока всего 10 на этот год при потребности – 82, но это начало. В Ростове 22 местные квоты были выбраны в первое же полугодие. В разы возросло количество обращений.

– Если развивать реабилитационные центры на местах, и тарифы будут ниже, чем в столице, и деньги будут оставаться в регионе, ведь медицинская помощь по полису, в том числе реабилитация, оплачивается из бюджета региона. А главное, это удобно для пациентов. Когда мы открыли прием в Ростове, сюда стали приезжать из Краснодарского края и соседних регионов: люди, потратив три часа на дорогу, тем же днем могут уехать домой, ведь мы работаем в режиме дневного стационара, – говорит Дмитрий Бочкарев. – Чем не развитие медицинского туризма? Регион становится привлекательным благодаря новым профилям лечения или реабилитации.

В 2020 году число пациентов, которые проходят реабилитацию в ростовском центре, уже 79, причем 64 из них приезжают из соседних регионов.

Удивительно, но в наши дни люди мало информированы о возможностях ранней диагностики, как и о том, что снижение слуха не приговор, если не терять времени и не ждать, что проблема решится сама собой.

Не знают большинство будущих родителей и того, насколько связаны слух и речь, отчего ребенок может родиться с тугоухостью. Нередко бывает, что только к трем-четырем годам малыша, а то и к школе, в семье узнают, что у ребенка проблемы со слухом. И безвозвратно теряют драгоценное время. Увы, возраст слухоречевого развития очень ограничен. В первые шесть лет формируется так называемая слуховая карта. Позднее начало реабилитации не даст желаемого эффекта. Физический слух можно компенсировать, но ребенок остается немым.

Если скорректировать нарушение вовремя, пройти реабилитацию, то даже при врожденном снижении слуха вырастают умные, говорящие, поющие люди, получающие высшее образование, прекрасно осваивающие иностранные языки и любые специальности. Пусть по медицинскому статусу такие дети считаются инвалидами, но по социальному – они растут полноценными гражданами, которым комфортно жить в говорящем и слышащем обществе.

Ключевой вопрос

– Дмитрий Михайлович, людей, страдающих глухотой, становится все больше. Почему и что с этим делать?

– Снижение слуха – болезнь века. По прогнозам ВОЗ, к 2050 году каждый четвертый человек в мире будет тугоухим. Нейросенсорная потеря слуха, глухота, уже сегодня стоит на третьем месте по числу заболевших после сердечно-сосудистых заболеваний и нарушения обменного процесса.

Основная причина роста числа нарушения слуха в том, что медицина научилась выхаживать новорожденных с низкой массой тела, весом от 500 граммов. Это дети, у которых еще не созрели многие функции. У детей, находящихся в палате интенсивной терапии, частота встречаемости нарушения слуха 20 – 30 случаев на 1000 человек. 10 – 12 процентов детей страдают центральным расстройством слуха, которое проявляется в нарушении слухового внимания, слуховой памяти и речи. Играет роль и генетика, а также травмы и инфекционные заболевания.

Глухота – это пожизненный диагноз, и поэтому на первый план выходят даже не технические решения, новые аппараты или импланты, а то, как с этим диагнозом жить. Поэтому реабилитация пациентов с потерей слуха и речи – педагогическая, медицинская, социальная должна стать приоритетным направлением.

В стране принята стратегия формирования здорового образа жизни. Не нужно ограничивать это понятие правильным питанием и физическими упражнениями. Смысл в смене самой жизненной парадигмы граждан, в формировании спроса на повышение качества жизни.

Да, слух – не заболевания сердца. От снижения слуха не умирают. С этим живут, и живут долго. Но каково качество такой жизни? На одной чаше весов – перспектива вынужденной изоляции, на другой – путь коррекции своего слуха, чтобы сохранить то самое качество жизни.

Источник: rg.ru

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*